Главная | История | Отдых | Фотоальбом | Отзывы | Обратная связь

Маленькое село с большой биографией

Есть на Херсонщине живописный полуостров, на котором расположен маленький населенный пункт с необычным названием Хорлы. Существует легенда, что "хорлы" в переводе с турецкого означает "белый". "Хорлы! Хорлы!" -- так кричали турецкие моряки, увидев с корабля берег, устланный сплошным ковром степной полыни...

По своим очертаниям этот райский уголок напоминает в несколько раз уменьшенный Крым: пышные сады и цветники, пляж и много баз отдыха на самом берегу моря. А ведь чуть больше 100 лет назад это был безлюдный пустынный остров. Перешеек насыпали, когда в 1897 году баронесса София Богдановна Фальц-Фейн основала на этом месте город, для связи с материком. Сегодня Хорлы -- село, которое почти ни чем не отличается от других украинских сел: нет работы, нет хозяйства, нет порта, который когда-то славился на всю Российскую империю. Сохранилось лишь несколько старых построек, которые хоть и заброшены, но берегут особый дух тех давних времен, когда здесь был настоящий рай…

А начиналось все в 1763 году, когда в лютые крещенские морозы Георг Йоганн Фейн --- один из первых немецких колонистов -- прибыл в Россию по указу императрицы Екатерины II о заселении колонистами из европейских стран причерноморских и поволжских степей. Пристанище он нашел в доме одного русского купца: сначала работал в его конторе, потом стал его компаньоном и сам разбогател. Старый Фейн умер в 1826 году, когда его сын Фридрих уже имел свое хозяйство и к тому же был прекрасным селекционером. На юге Росси его называли "королем овцеводства". На гигантских просторах своей земли он содержал стадо овец в 100 тыс. голов.

Заветной мечтой Фридриха Фейна были земли Аскании-Нова, принадлежавшие Ангальт-Кетгенскому герцогу, который никогда в Таврии не был. Царь уступил ему эти земли для разведения мериносов, но эта порода овец не прижилась в Росси -- опыты не удавались, рабочие разбегались, колодцы высыхали, земля пропадала, и никакие дотации с русской казны не смогли бы спасти Асканию-Нова от разорения. А когда герцог умер, Фридриху удалось выкупить земли Аскания-Нова за 575 тыс. рублей и превратить безводную степь в образцовое помещичье хозяйство. Уже через несколько лет в его стадах насчитывалось свыше 400 тыс. голов овец, с которых он ежегодно снимал 100 тыс. тонн первосортной шерсти.

В 1864 году Фридрих Георгиевич умер. Чтобы потомки помнили его имя и заслуги перед отечеством, Александр II выдал особый указ: зять покойного Фридриха Фейна, Йоханн Пфальц, женатый на его единственной дочери Елизавете, должен носить двойную фамилию. Так в Российской империи появилась Аскания-Нова и фамилия Фальц-Фейн.

У Иоханна и Элизабет Фальц-Фейн было три сына и четыре дочери. Самый старший сын Эдуард и его брат Густав были влюблены в прекрасную Софию, урожденную Кнауф. И хотя София отдала свое сердце Густаву, старый барон Фальц-Фейн настоял на том, чтобы девушка пошла под венец с Эдуардом. Молодой паре пророчили прекрасное будущее, но они не были счастливы в браке. София так и не смогла полюбить Эдуарда, ее сердце по-прежнему принадлежало Густаву, который после женитьбы брата уехал за границу. Грусть и печаль жила в доме Фальц-Фейн, не смотря на то, что в семье было семеро детей.

Но дом, ах дом…

Любимая женщина в нем.

Шесть сыновей и дочь,

Но никто не в силах помочь

Любовь Софии ему отдать,

А он устал надеяться и ждать…

Тоска его сердца сильней

И не справиться ему с ней.

Врачи эту болезнь депрессией считают,

А жизненные силы больного угасают…

 

…Настал его последний час:

"Больной желает видеть вас".

Все в комнате тихо стоят,

На мужа, отца и брата глядят.

Все на круги свои стает,

И Густав обещание дает

Заботиться о детях и жене.

Брат брата понял ведь вполне…

(Елена Ермолаева "Хозяйка херсонских степей")

После смерти брата Густав женился на Софии и семья Фальц-Фейн, наконец-то, обрела счастье и покой. Но, к сожалению, не надолго… В возрасте 45 лет Густав Иванович умер, оставив все состояние Фальц-Фейн Софье Богдановне.

София Богдановна Фальц-Фейн

В начале ХХ века баронесса Фальц-Фейн была одной из богатейших и известнейших промышленниц Российской империи. О ней много говорили и писали в газетах. Эта красивая, импозантная дама имела огромную практическую интуицию. Море давно волновало ее смелые идеи и решения. Она прочитала все книги, связанные с историей заселения Черноморского побережья. У Геродота, который впервые описал этот благословенный край, и который теперь был ее владениями, она нашла ответ на вопрос, почему ее губерния называется "таврийской". Оказалось, что древнейшими жителями этих мест были тавры. Спустя столетия тут поселились эллины, которые по всему побережью основали торговые города с роскошным центром Херсонес. Построенный в этом месте порт поистине мог стать "русским Херсонесом".

Для создания порта баронесса искала бухту на Черноморском побережье, где кораблям не угрожали бы зимние льды. Порты Одесса, Николаев, Херсон зимой замерзали, поэтому иностранные корабли, прибывавшие за российскими товарами, вынуждены были месяцами простаивать на приколе. Выбор пал на место в глубине Каркинитского залива, где на пустынных берегах паслись дикие животные, и только изредка можно было встретить человека.

И баронесса не ошиблась! Даже в самые морозные зимы причалы Хорлов не пустовали и принимали корабли из Германии, Италии, Греции, Австрии, заходя в порт без помощи ледоколов. Будущее Хорлам прочили блестящее. И не зря! За десять лет баронесса из пустынного, забытого людьми места, сотворила поистине райский уголок. Возле причала выросли огромные склады, хлебный элеватор, водонапорная башня, док, отель для моряков и иностранцев, таможня, а также завод по переработке устриц, славившийся не только на территории Российской империи, но и за ее пределами. По линии Хорлы-Одесса курсировали пассажирские теплоходы "София" и "Лидия", а ее торговые корабли и баржи плавали за товаром за границу. Здесь шла торговля со всей Европы. Вывозилась шерсть, зерно, птица, моллюски и другая рыбная продукция.

Не забывала София Богдановна и про хорловцев. Валентин Пикуль писал: "... Внешне город был похож на оранжерею среди прудов и экзотических клумб; вдоль широких улочек белели односемейные дома, утопающие в цветении фруктовых деревьев. К услугам хорловцев Софья Богдановна устроила училище и гостиницы, рестораны и бальный зал, а вечерами над темным парком загорались огни кинотеатра. Телефон связывал город с портом, Софья Богдановна звонила даже в Асканию-Нова, где хозяйствовали ее сыновья. И никакой полиции, никаких беспорядков!"

До последних дней своих Софья Богдановна с утра до вечера работала в конторе порта Хорлы. В ее конторе каждый день собиралось много народа -- коммерсанты, банкиры, генералы, чиновника разных рангов, священники. Ею подписывались кипы бумаг и распоряжений. Многие просили денег на благотворительность. Суммы ее пожертвований были гигантскими. А вечером на белых лошадях, запряженных римской квадригой, она мчалась в свое имение, в Преображенку, где ее ждали любящие дети.

Хорловцы боготворили Софью Богдановну и называли "местной Екатериной II". "Это мое детище, моя гордость! -- говорила Фальц-Фей. -- Кто хоть раз увидит Хорлы, останется здесь навсегда!"

Но София Богдановна Фальц-Фейн прославила Российскую империю не только своим портом. Ее сын, Владимир Эдуардович (Вольдемар), был избран в Государственную Думу, как богатый землевладелец. Правда, он никак не проявил себя в вопросах думской политики, зато навсегда остался в истории российского воздухоплавания. Владимир Эдуардович Фальц-Фейн был конструктором первых в Росси аэропланов. Старший сын Софии Богдановны, Фридрих Эдуардович Фальц-Фейн, ученый-зоолог, всю свою жизнь посвятил созданию и сохранению знаменитого заповедника Аскания-Нова. А благодаря своим детям Александру и Лидии, София Богдановна породнилась с Достоевскими и Набоковыми (см. родословное дерево семьи Фальц-Фейн).

К сожалению, с приходом Советской власти в Хорлы все мечты и стремления Софии Богдановны рухнули. Фамилия Фальц-Фейн стала для коммунистов "красной тряпкой". В 1919 году, когда наступала Красная Армия, 84-летняя Софья Богдановна была подло убита -- застрелена из револьвера через замочную скважину.

Ее хоронил весь город. Говорят, что дорога к кладбищу была усыпана цветами… Тогда, вместе со своей "Екатериной" хорловцы хоронили свое будущее.

Во времена Советской власти, как о Софье Богдановне, так и о великом дворянском роде Фальц-Фейн старались не вспоминать, причислив их к "врагам народа". А Хорлы из перспективного города превратились в небольшое село. И только в начале 90-х годов снова заговорили о Софье Богдановне, когда приехал на свою историческую родину ее внук -- барон Эдуард Александрович Фальц-Фейн (1912), уже пожилой гражданин Швейцарии (в 1917 году его мать, урожденная Вера Николаевна Епанчина и отец Александр Эдуардович Фальц-Фейн эмигрировали за границу). Бабушка Софья Богдановна души не чаяла в маленьком Эди. Она часто забирала его к себе в Преображенку, в порт Хорлы показать пароходы.

В память о бабушке барон на свои средства установил на могиле Софьи Богдановны каменное надгробие, а в селе Хорлы, возле бывшего здания морского вокзала -- мемориальную стеллу в память об основательнице и хозяйке порта Хорлы.

Фотоархив

P.S. Побывав в Хорлах в наши дни и услышав эту удивительную историю, я представила, каким бы райским уголком могло бы стать это живописное место сегодня. Ведь ни при советской власти, ни при независимости нашей Украины в Хорлах не смогли не то что сделать больше баронессы Фальц-Фейн, а даже сохранить то, что уже было создано. Так, может быть, Хорлам нужна новая "Екатерина"?

Людмила Бусень

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Hosted by uCoz